Великие слова
Идет загрузка…

Цитаты Франциска Родольфа Вейсса

В молодости мы обыкновенно не думаем ни об учении, ни о старании себя усовершенствовать, отлагая эти скучные занятия до будущего времени, когда, как обыкновенно думают, пройдет пора бешеных удовольствий и развлечений. Но годы бегут, леность укореняется, а с ней вместе и старые предрассудки. Способности тупеют, наконец настает возраст, когда нам делается одинаково трудно, как усвоить новые идеи, так и производить что-нибудь самому. Житейская рутина овладевает нами окончательно, а там незаметно подкрадывается старость, живущая единственно по привычке, без всякого желания обдумывать или анализировать свои поступки. Ни будущее, ни прошлое равно ее не занимают. Она воображает, что знает все. Самолюбие, которое, к сожалению, не стареет вместе с нами, не допускает в отживших людях мысли, что молодое поколение может что-либо узнать и открыть, чего не знают они. Доказать таким людям, что они ошибаются, равносильно нанесению им величайшей обиды. Старики думают, что они вооружены опытом и потому претендуют и на знание, и на неразлучное с ним уважение. Все новое делается дли них невыносимым и таким-то путем невежество и зло упрочиваются, без надежды быть когда-нибудь вырванными.

Франциск Родольф Вейсс, «Нравственные основы жизни»

молодость

·

старость

·

самолюбие

·

невежество

#2240
Рекомендуем:

Другие цитаты Франциска Родольфа Вейсса
(для переключения между цитатами используйте панель справа)

Книги можно сравнить с мирными друзьями, приятными и полезными, в которых мы не встречаем ни капризов, ни нескромности. Они дают нам много и ничего не требуют взамен. Мы можем их оставить в минуты, когда довольны судьбой и без них и, наоборот, имеем полное право возвращаться к ним, в минуты горя, с полной уверенностью найти в них совет и утешение. Они сеют в душе нашей знания, которые, разрастаясь, приносят богатый плод.

Лица, обладающие только одним умом, могут быть приятными собеседниками на несколько дней, тогда как люди сердца и чувства становятся нашими друзьями на всю жизнь.

Люди вообще склонны оценивать во всяком деле более обстановку и манеру обращения, чем самое дело, и нередко два человека, требующие от нас совершенно одного и того же, производят на нас диаметрально различные впечатления: один нам нравится, а другой, напротив, от себя отталкивает. Бывает даже так, что старающийся угодить оказывается для нас противнее чем тот, кто прямо нам противодействует. Легкий знак внимания, учтиво сделанное возражение и даже деликатный отказ способны нередко более возбудить в нас симпатию к человеку, чем даже услуга, сделанная грубо и неохотно.

Речь, точно также как и наши поступки, производит благоприятное впечатление только тогда, если она проникнута непринужденностью, простотой и искренностью.

Откровеннее всего люди бывают в возрасте молодости, добра и чистоты, когда в сердце закипает потребность любить, делиться мыслями и поверять тайны. В эти годы даже признак любви или дружбы считается за реальность. Слишком большая сдержанность стариков, напротив, бывает скорее знаком слабости и разочарования, чем благоразумия.

Умеренность и учтивость подкупает слушателей в нашу пользу, тогда как грубость их оттолкнет.

Если вы низкопоклонничаете пред высшими и держите себя чванно пред низшими; если вы предпочитаете общество глупцов, в котором первенствуете, кружку людей, где можете чему-нибудь научиться; если грубая лесть и низкая услужливость нравятся вам более чем достойная манера себя держать и благородная откровенность; если вы жестоки в обращении с животными и нечувствительны к страданию подобных вам существ, при чем ваше с ними обращение меняется сообразно положению, которое они занимают; если наконец, слушая рассказ о каком-нибудь хорошем, благородном поступке, вы не ощущаете радостного чувства, заставляющего разгораться кровь в жилах и глаза ваши не бывают готовы брызнуть слезами — все это может служить верным знаком, что у вас черствая и недостаточно честолюбивая душа.

Смех, в огромном большинстве случаев, вызывается непременно чувством тщеславия, глупости или злорадства. Благородное чувство, полезная мысль или похвальный поступок никогда не возбудят смеха, не имеющего с ними ничего общего, а между тем малейшее чувство удовлетворенной гордости или зависти мгновенно складывает наши губы в самодовольную улыбку.

Разнообразие наших желаний и склонностей, обусловливается различием нашей организации и степенью нашего развития.

Опытность является лучшим средством для приобретения знаний и самоусовершенствования.

1. В молодости мы обыкновенно не думаем ни об учении, н
31 цитата RSS